Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической

формой, с другой — о спиритистической структуре, соответствующей гипопластиче-

ской форме. Индивиды с вискозной структурой характеризуются медлительностью,

пониженной способностью к дифференцированию, что является выражением про-

пульсивного развития, в то время как индивиды со спиритистической структурой

характеризуются подвижностью, легкостью и т. п., что является результатом консер-

вативного развития, напоминающего стадию развития ребенка.

Для измерения типа телосложения К. Конрад вводит два основных индекса:

метрический — для измерения первичных переменных (роста, поперечного и сагги-

тального размера грудной клетки) и пластический — для измерения вторичных

переменных (сумма ширины акромиона и окружности плеча и предплечья). Каждый

индекс имеет 9 классов: метрический — А, В, С, D, Е, F, G, Н, /; пластический — 1,2,3,

4,5,6,7,8,9. Первые располагаются Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической на координатной системе К. Конрада по верти-

' Эйдетизм - психическое явление, состоящее в возникновении исключительно ярких зрительных

образов, напоминающих зрительное восприятие. Проявляется чаще всего у детей.

Располагая небольшим количеством измерений первичных и вторичных переменных, можно непосредственно определять принадлежность данного индивида к тому или иному типу телосложения. Зная тип телосложения, можно, согласно К. Конраду, с большой вероятностью судить и о темпераменте индивида.

Связи между телосложением и структурой темперамента К. Конрад объясняет следующим образом. Каждому психическому явлению соответствует определенное физическое явление, а каждому изменению в строении тела — перестройка в психической структуре. Оба эти явления всегда выступают вместе, но, как подчеркивает автор, не зависят друг от Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической друга. Они являются звеньями различных цепей генов, и вычленение отдельных звеньев этих цепей протекает как бы параллельно. До какого звена мы доходим, зависит просто от того, какого уровня мы достигаем в индивидуальном развитии. Именно этим определяются индивидуальные различия между людьми, и в этом заключается источник деления на типы. Психика новорожденного, пишет К. Конрад, не является tabula rasa (чистой доской), как считают некоторые психологи, на которой можно в онтогенезе написать что хочешь. Скорее, это программа «консервативного» или «прогрессивного» развития. К. Конрад связывает с генами не только формальную сторону психической жизни, но и ее содержание. Это явно выражено Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической в его характеристике гипопластического типа (астеника в типологии Э. Кречмера). Этот тип, по его мнению, проявляет склонность к космополитизму, интернационализму и интеллектуализму.

Основной упрек в адрес абсолютно всех конституциональных типологий сводится к тому, что они недооценивают, а иногда и просто игнорируют роль среды и социаль-ных условий в формировании психических свойств индивида. Это нашло наиболее явное выражение в дуалистической концепции К. Конрада, которая представляет собой современный вариант известной в классической психологии теории психо-физического параллелизма. Согласно этой теории, психические и физические процессы протекают параллельно, независимо друг от друга, хотя и имеют общую причину. При таком понимании связи между организмом и Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической психической деятельностью индивида среде отводится роль фактора, лишь вызывающего заранее запрограммированные состояния и психические особенности. Как легко понять, такой взгляд лежит в основе так называемого «педагогического фатализма», когда роль учителя или воспитателя сводится лишь к созданию таких условий для ребенка, при которых его запрограммированная психика получила бы полную возможность развития.



Такие черты личности, как склонность к космополитизму или интернационализму, по К. Конраду, или упоминаемые У. Шелдоном такие свойства темперамента, как социализация пищевой потребности, любовь к компаниям и дружеским излияниям, терпимость или отсутствие сострадания, нельзя считать наследственными свойствами того же порядка, что и телосложение. Такие свойства, возникая на основе определенных анатомо-физиологических Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической особенностей индивида, формируются под воздействием воспитания и общественной среды.

Типология Кречмера — это прежде всего типология больных людей, пребывающих в аномальных условиях, потому перенесение закономерностей, установленных для этой группы, на популяцию здоровых людей следует считать недопустимым. Ряд эмпирических исследований, проведенных для проверки истинности конституциональных типов, показали, что соответствие между телосложением и некоторыми свойствами темперамента нельзя считать доказанным. Обнаружено также, что многие факты, собранные этой группой исследователей, представлены и подобраны весьма тенденциозно, так, чтобы они подтверждали истинность теоретических допущений конституциональной психологии. В учении о конституциональных типах много неясного. Их классификация у разных авторов имеет разную основу. Не ясны многие Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической связи между конституциональными признаками разных уровней: морфологическими, биохимическими, физиологическими, психологическими. Да и число выделяемых типов у разных авторов сильно расходится, достигая порой десятков, что делает нереальным использование такого подхода в практике.

3.6. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И. П. ПАВЛОВА И ЕГО УЧЕНИКОВ

О ТИПАХ ТЕМПЕРАМЕНТА

Попытку перевести учение о типах темперамента на новую научную основу предпринял И. П. Павлов, который рассматривал темперамент как тип высшей нервной деятельности. И. П. Павлов обосновал свое мнение наличием у животных и человека определенной выраженности свойств нервной системы. При этом сначала он делал упор на соотношение возбуждения и торможения, а затем — на силу нервной системы. Давая физиологическое обоснова}1ие различных Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической типов поведения (темпераментов), И. П. Павлов пришел к сочетаниям типологических особенностей проявления свойств нервной системы (рис. 3.6) и стал отождествлять типы темпераментов с типами нервной системы.В окончательном варианте его классификация типов выглядела следующим образом:

• Холерический тип (безудержный) — сильная неуравновешенная нервная система.

• Сангвинический тип (уравновешенный) — сильная уравновешенная подвижная нервная система.

• Флегматический тип (инертный) — сильная уравновешенная инертная нервная система. •Меланхолический тип (слабый, тормозный) — слабая нервная система.

Положительным в этом подходе к типам было следующее:

1) под психологические категории поведения (темперамент) стала подводиться более современная физиологическая база (взяв старые названия типов темперамента, идущие от древнеримских врачей, И. П. Павлов базировался при объяснении Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической причин их появления не на жидкостях, составляющих внутреннюю среду организма, а на закономерностях протекания нервной деятельности, в том числе высших мозговых отделов);

2) поведение связывалось с совокупностью типологических особенностей проявления свойств нервной системы.

Несмотря на внешнюю стройность и простоту, классификация типов темперамента, созданная И. П. Павловым, скрывала в себе, как отметил Б. М. Теплов (1959), глубокие внутренние противоречия. Во-первых, указанные И. П. Павловым сочетания типологических особенностей проявления свойств нервной системы, как сейчас выявлено, встречаются не так уж часто. Очевидно, это понимал и сам И. П. Павлов, когда на одной из своих «сред» говорил о промежуточных типах и считал, что их несколько десятков Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической. Во-вторых, у него нет единого подхода к выделению типов. В одном случае тип связывается с тремя типологическими особенностями, в другом — с двумя, а в третьем — даже с одной типологической особенностью (слабостью нервной системы).

Но слабость нервной системы может давать самые различные сочетания с типологи-

ческими особенностями — подвижностью и инертностью возбуждения и торможения,

уравновешенностью или с преобладанием одного из процессов. И вряд ли стоило

ожидать, что одна типологическая особенность (слабость нервной системы) перекро-

ет влияние остальных. В-третьих, полученные в последние десятилетия данные по-

казывают, что холерический тип поведения связан не с силой нервной системы, а с ее

слабостью. И Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической, наконец, в-четвертых, по сути психологические характеристики чело-

века (проявляющиеся в поведении, общении, деятельности) должны были выводить-

ся прямо из физиологических феноменов — особенностей протекания нервных про-

цессов, без всяких промежуточных психофизиологических феноменов: мотивов,

склонностей, способностей и др. Больше того, исходя из представлений И. П. Павло-

ва, типы поведения должны быть строго обусловлены имеющимися у человека

типологическими особенностями проявления свойств нервной системы. Невозмож-

ность этого, очевидно, понимал и сам И. П. Павлов. Так, в его лаборатории был вы-

явлен факт, что в зависимости от условий воспитания поведение собак с одинаковы-

ми типологическими особенностями свойств нервной системы может быть различ-

ным Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической. Например, трусливой может быть собака не только со слабой, но и с сильной

нервной системой, если она воспитана в неблагоприятных условиях (С. Н. Вржиков-

ский и Ф. П. Майоров, 1933). Поэтому И. П. Павлов стал говорить о маскировке черт

темперамента чертами поведения, приобретенными в течение жизни. На одной из сред

(25 апреля 1934 г.) он говорил: «Наше дело опирается на условно-рефлекторную ха-

рактеристику, а не на внешнее поведение; кто знает, чем оно обусловливается» Пав-

ловские среды, с. 358).

Не случайно И. П. Павлов пришел к представлениям о генотипе и фенотипе; он

подчеркивал необходимость отличать тип нервной системы как прирожденную осо-

бенность нервной системы, т. е. генотип, от Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической характера, т. е. фенотипа, выражающего-

ся в образе поведения человека и представляющего сплав врожденного и приобре-

тенного в процессе жизни.

Однако эти справедливые положения И. П. Павлова все-таки не сняли остроту противоречий, так как темперамент, перекочевав в систему физиологических понятий,оказался оторванным от психологических механизмов поведения человека. Неудовлетворенность павловским подходом к типам темперамента нашла отражение в попытках некоторых его учеников построить свои классификации и дать им свое обоснование. А. Г. Иванов-Смоленский (1971) пошел по пути построения фенотипических разновидностей темперамента, т. е. учитывал в них не только врожденное, но и приобретаемое людьми в течение жизни. Первоначально на основании характеристик соматодвига-тельных Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической условных реакций им было выделено четыре типа: лабильный, отличающийся

хорошей подвижностью как раздражительного, так и тормозного процессов (быстрое замыкание и упрочивание положительных и тормозных двигательных условных реакций);

возбудимый, обнаруживающий явное преобладание возбудительного процесса над тормозным (быстрое образование и упрочивание положительных реакций и трудная, медленная выработка тормозных условных двигательных реакций); тормозный, с явно выраженным преобладанием тормозного процесса (медленное замыкание и упрочивание положительных условных реакций и относительное легкое образование тормозных условных реакций); инерционный, у которого как положительная, так и отрицательная реакция возникали и упрочивались трудно и медленно. Эта классификация в основном совпадала с классификацией типов темперамента И. П. Павлова. Возбудимый тип соответствовал Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической безудержному, тормозный тип — слабо-му, лабильный — уравновешенному. Некоторые расхождения были с инерционным типом:

И. П. Павлов ведущим и положительным для этого типа свойством считал уравновешенность нервных процессов, а А. Г: Иванов-Смоленский — инертность нервных процессов.

В дальнейшем в каждом из выделенных им типов А. Г, Иванов-Смоленский выделил подтипы, которые связывались с условиями жизни и воспитанием. Теперь он отошел от понимания типов темперамента И. П. Павловым, который считал их врожденными. Один из подтипов был назван мнимо возбудимьш, который возник в результате того, что ребенок, находясь ранее в неблагоприятных условиях, не получил надлежащих тормозных коррекций поведения. Другой подтип был назван Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической мнимо тормозным: у детей этого подтипа торможение несколько преобладает над возбуждением не от слабости последнего, а вследствие некоторой перегрузки тормозными навыками поведения, выработанными в процессе домашнего воспитания.

В истинно возбудимом подтипе были выделены три варианта: а) возбуждение преобладает, но оба процесса интенсивны; б) возбуждение преобладает на фоне слабой выраженности торможения; в) возбуждение инертно и поэтому медленно уступает место нормальному условному торможению.

Три варианта были выделены и в истинно тормозном типе: а) слабый раздражительный процесс вызывает быстрое развитие запредельного (охранительного) торможения и

на этом фоне различные виды условного торможения возникают относительно легко;

б) слабый раздражительный процесс дает возможность легко Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической развиться запредельному торможению, но даже и на этом фоне явно выступает недостаточность условного торможения; в) слабость раздражительного процесса не получает отражения в быстроте замыкания условной связи, но обнаруживается в ее неустойчивости, в повышенной тормозимости; при попытке получить ту или иную разновидность условного торможения надолго исчезают положительные связи, которые при этом медленно и с трудом восстанавливаются, что дает основание говорить об инертности тормозного процесса. Последнюю вариацию тормозного типа А. Г. Иванов-Смоленский назвал «мимозным» типом, т. е. типом с повышенной тормозной активностью.

В инерционном типе им были выделены две разновидности: а) с прочными условными

связями; б) с неустойчивыми связями, то появляющимися Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической, то исчезающими. Отличительной особенностью классификации А. Г. Иванова-Смоленского является полное игнорирование им свойства силы нервной системы. Н. И. Красногорский (1958) построил свою классификацию типов не на соотношении возбуждения и торможения, а исходя из соотношения корковых и подкорковых влияний и связанных с ними первой и второй сигнальной системой, имея при этом в виду, что раздражение и торможение — это единый процесс, характеризующий степень возбудимости (интенсивность возбуждения). Он тоже различал четыре типа: 1) сильный, оптимально

возбудимый, уравновешенный, быстрый (сангвинический или центральный тип); 2) сильный, оптимально возбудимый, уравновешенный, медленный (флегматический или корковый тип); 3) сильный, повышенно возбудимый, безудержный, неуравновешенный (холерический или подкорковый тип); 4) слабый, по Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической1п1женно возбудимый, неуравновешенный (меланхолический или энергетический тип).

Для подкоркового типа, пишет II. И. Красногорский, характерными являются следующие особенности: а) сильные условные рефлексы, быстро сменяющиеся слабыми; б) сильно выраженные межсигнальные реакции; в) склонность к развитию крайних фазовых тормозных состояний застойного характера (уравнительной, парадоксальной, ультрапарадоксальной и тормозной фаз парабиоза, по Н. Е. Введенскому). Для коркового типа характерны: а) нормальная быстрота образования прочных условных рефлексов большой величины, соответствующих силе раздражителя; б) быстрое угасание и восстановление условных рефлексов; в) быстрое образование прочных тормозных реакций; г) высокий контроль над прирожденными реакциями и эмоциями. Центральному типу (с уравновешенной корой и подкоркой) присущи Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической следующие особенности: а) быстрое образование стойких условных рефлексов с короткими латентными периодами и большой величиной; б) соответствие величины рефлекса силе раздражения;

в) слабое проявление межсигнальных реакций; г) непродолжительность фазных состояний

как следствие высокой подвижности; д) быстрая смена тормозных состояний оптимальным уровнем возбуждения в одних и тех же клетках коры; е) быстрое угасание и восстановление условного рефлекса; ж) быстрое образование тормозных реакций (дифференцировки, условного торможения); з) высокая тормозная сила и устойчивость во времени.

Анергетический тип тоже отражает равновесие между корой и подкоркой, только на более низком функциональном уровне. Для него характерно; а) низкие условные и безусловные рефлексы; б) частое нарушение равновесия Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической между возбудительными и тормозными состояниями; в) замедленное образование условных рефлексов; г)выраженное внешнее торможение, склонность к застывшим гипнотическим (парабиотическим) фазам; д) пониженная деятельность первой и второй сигаальных систем; е) быстрая утомляемость, отсутствие реакции на интенсивные и продолжительные раздражения. Несмотря на тщательность разработки этой классификации она, как и классификация А. Г. Иванова-Смоленского, не получила широкого распространения из-за многих уязвимых мест. Так, отрицая наличие двух процессов — возбуждения и торможения, Н. И. Красногорский говорит о нарушении равновесия между ними; в одних случаях он оперирует характеристиками только условных рефлексов, в других - характеристиками и состояний, и нервных процессов. Кроме того, им не используется понятие Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической о свойствах нервной системы, из-за чего вся классификация носит чисто феноменологический, описательный характер. А это не дает возможности обобщать выявляемые закономерности при использовании других методик и вскрывать причины того или иного поведения. В то же время его попытка связать общие типы высшей нервной деятельности со специально-человеческими типами (соотношением первой и второй сигнальной систем) представляется интересной и требующей дальнейших усилий со стороны исследователей. Оригинальный подход к классификации типов высшей нервной деятельности предложил П. В. Симонов (1970). «Еще при жизни И. П. Павлова, — пишет он, — было подмечено особое отношение слабого (меланхолического) типа к реакции страха, сильного безудержного (холерика) — к ярости Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической, сангвиника — к радости, а флегматик оказался вообще не склонным к бурному эмоциональному реагированию. Поскольку именно эти три эмоции: страх, ярость и удовольствие имеют наиболее четкое структурное представительство в мозге высших млекопитающих, вполне вероятно, что тип нервной системы данного существа, его неповторимый индивидуальный склад характера в значительной мере определяется соотносительной силой церебральных

систем страха, ...ярости... и радости. Эти три параметра представляются наиболее существенными для построения новой классификации типов высшей нервной деятельности животных, а возможно, и человека» (с. 101).

Отсюда появились и формулы темперамента:

Гнев > Радость > Страх — наиболее близко холерическому темпераменту;

Радость > Гнев > Страх - ближе к сангвинику;


documentagnpqxd.html
documentagnpyhl.html
documentagnqfrt.html
documentagnqncb.html
documentagnqumj.html
Документ Структуре (лат. viscosus — липкий, вязкий), возникающей в связи с гиперпластической